Yugen

в галерее Шон
при государственном музее
искусства народов Востока

Как безмолвен сад!

Проникает в сердце скал

Тихий звон цикад.

                             Басё

7-903-969 -58 -00


на главную
карта сайта

Ваза "Лунный пейзаж"

290. Латунь, перегородчатые эмали, серебряная проволока. Япония конец 19 века. Высота 30, 6 см. Экспертное заключение.

Это ваза с овоидной, слегка приплюснутой формой тулова и покатым оплечьем, плавно переходящим в цилиндрическое горло с раструбом. Изделие имеет латунную основу, полностью покрытую полихромными опаковыми эмалями методом юсэн, при котором из тонкой серебряной проволоки создавались перегородки, соответствующие контурам рисунка. После этого каждая ячейка заполнялась цветной эмалью, с последующей полировкой после обжига. 
Японцы относились с особым вниманием и любовью к цветущим растениям, пейзажам, которые являлись излюбленной темой у живописцев и мастеров декоративно-прикладного искусства. На  поверхности вазы изображены кусты дейции на фоне русла реки, в лунную ночь. На благородном сером фоне тулова изображена луна, слегка затянутая облачком. Это состояние природы в японской мифологии, называемое кумо, трактовалось, как вестник доброго предзнаменования. Основание вазы и навершие украшены меандровым орнаментом.  
  С помощью клуазоне любовно прорисованы детали: абрисы веток, лепестки цветов. Также  при создании данного произведения использован прием беспроволочного наложения эмали мусэн, что свидетельствует о высочайшем уровне мастера. Создатель вазы использует широкий колористический спектр полихромных эмалей и вариаций их оттенков, что придаёт изображению особую живописность. 
Эмали в Японии называли – сиппо - «семь драгоценностей», которые, по народным поверьям, приносили людям счастье. Поэтому изделия, украшенные эмалями, сами по себе воспринимались предметами добрых предзнаменований. Благопожелательный смысл усиливался соответствующим сюжетом декора. 
Ослепительно декорированные вазы, выполнены в технике клуазоне, в конце 19-го века пользовались невероятной популярностью в Европе и Новом свете, их называли «японским чудом».