Yugen

в галерее Шон
при государственном музее
искусства народов Востока

7-903-969 -58 -00


на главную
карта сайта

Мастерские Кутани

Настоящие изделияпредставляют собой образцы японского художественного фарфора, предназначенного на экспорт. Это кофейный сервизиз 11 предметов, смоделированных из высококачественного фарфорового теста. Все они снаружи украшены надглазурной росписью эмалью и золотом. 
Все предметы- с идентичной маркировкой, состоящей из двух частей. Это написанный красной краской воспроизведены столбиком два иероглифа: Утида
Название Кутани переводится как «девять долин», потому что место, где находилась деревня, действительно представляет собой девять долин, зажатых горами. Сейчас Кутани стала частью города Кага в префектуре Исикава,  расположенной на севере острова Хонсю, на побережье Японского моря. Когда-тоэтот домен принадлежал могущественному и богатому клану Маэда, состоявшему в родстве с самим сегуном. Глава семьи – Тосихару Маэда занимался оченьважными для Японии морскими перевозками, а также владел золотоносным прииском в горах Яманака. Именно наличие кварцевого туфа, спутника золота, способствовало развитию фарфорового производства в Кутани. Использование кварца для производства фарфора Кутани связано с именем алхимика Гото Сэйдзиро, который ранеебыл направлен в местечко Арита, чтобы досконально изучить технологию фарфорового производства. Арита в префектуре Сага, что расположена на острове Кюсю, уже славилась изготовлением одноименного фарфора. По  возвращении, примерно между 1655-1657 годами, он строит первую печь-ноборигама, позволявшую регулировать температуру обжига. Так в Кутани начинают выпускать собственный фарфор. Ранние образцы мастерских Кутани сейчас принято называть Ко-Кутани, или Старый Кутани. Для них характерно использование пяти основных эмалевых пигментов ( стиль го-сай, или пять цветов): кобальта, коричневатого фиолетового, желтого, зеленого и красного. Исключением служат вещи, выделяемые в специальную группу Аотэ, которые расписывались только зеленым и желтым. Основными мотивами Ко-Кутани служили изображения животных, цветов, пейзажа, а также геометрическими узорами, в основном, синевато-зеленого цвета, по стилю напоминавшими китайские образцы поздней Минь. Но по неизвестной причине около 1725 года производство фарфора Кутани прекратилось и будет восстановлено только в 1807 году. Для этого из столичного Киото был приглашен известный мастер Мокубей Аоки, начавший работать с печью Касугаяма. Однако, будучи настоящим художником, Мокубей  стал выпускать свой собственный фарфор, что привело к конфликту с владельцем печи Касугаяма. Последний был заинтересован в развитии местного производства и последующей продаже изделий больше, чем в создании отдельных высокохудожественных образцов. Обычная история, в результате которой разочаровавшийся Мокубей вернулся в Киото. Но его видение и чувство фарфора не пропало, а было воспринято другими керамистами, один за другим открывавшими в Кутани свои собственные печи. Новый, а вернее, восстановленный фарфор получил название Сейко-Кутани, или Новый Кутани.  Всего насчитывается шесть различных стилей Сейко-Кутани. Квинтэссенцией стиля Кутани по праву считается Сёдза, или сайсикикинрандэ (роспись по золотойпарче). Стиль назван по имени мастера Сёдза,  ставшего керамистом в 11 лет, а в 26 открывшего свою собственную мастерскую. Уникальной особенностью его производства стало использование импортных эмалевых красок, позволивших обогатить палитру полутонами различных цветов. Сайсикикинрандэ – это изысканное сочетание позолоты и изящной росписи цветными эмалями. Именно стиль Сёдза (сами японцы могут использовать именно это название взамен Кутани) можно по праву считать визитной карточкой Кутани.
В 1873 году Кутани с успехом экспонируется на Международной Выставке в Вене, после которой цены на него повышаются, а спрос среди коллекционеров растет. Сам мастер Сёдза скончался в 1883 году, оставив после себя более 300 учеников! Так скромная мастерская трансформировалась в настоящую фарфоровую индустрию, где  почитается не только традиция мастера, но  приветствуются эксперименты и уважается самостоятельность мастеров.
В отличие от большинства изделий Кутани с характерным полихромным декором,представленный на экспертизу сервиз расписан в уникальной двуцветной черно-золотой гамме. Предметы снаружи покрыты черной матовой эмалью цуякэси-куро, имитирующей бархатистую фактуру, которая часто называется «черная сажа».
На этом фоне золотом в живописной манере «тщательная кисть» изображен пейзаж. На стенках чашек, чайнике, сахарнице и молочнике он свободно разворачивается по окружности сосудов.
Каждое блюдце выглядит как вписанная в круг картина в тонком обрамлении золотого канта, идущего по краешку бортиков.
На дальнем плане возвышается гора, на переднем – постройки среди холмов на скалистом берегу,гигантские сосны нависают над строениями.
Где-то вдали, высоко летят гуси. А в небе и на поверхности воды – световые блики, вдали плывут парусники – вечные странники.
Для изображения отдельных парусов и навершие горы, художник лаконично вводит серебро. 
В необычной декорации фарфоровых сосудов сервиза нашла отражение весьма любопытная тенденция, сложившаяся в декоративном искусстве Японии в период Мэйдзи (1868-1912), когда художники и ремесленники, желая привлечь покупателя, прибегали не только к традиционным для данного вида декоративного искусства приемам, но изобретали новые. Словно соперничая друг с другом, они воспроизводили в другом материале и технологии достижения специалистов иного ремесла.
В данном случае сочетание черного фона с рисунком золотом, в первую очередь, вызывает в памяти японские художественные лаки с доведенной до совершенства уникальной техникой маки-э (создание картины золотой и серебряной пудрой на лаке, чаще всего  черном). Она культивировалась в Японии с периода Хэйан (794-1185) – времени расцвета придворного искусства, когда лаковые предметы входили в круг вещей повседневного обихода и служили показателем утонченного вкуса и достоинства. В период Мэйдзи эстетику лаков маки-э имитировали мастера художественного металла компании Комаи, которая наладила выпуск изделий из железа, патинированных до черного цвета и тонко инкрустированных золотом, серебром и цветными сплавами. Устойчивый спрос на продукцию Комаи в конце 19 – первой трети 20 века, очевидно, и побудил декораторов фаянса бросить вызов успешным конкурентам на внешнем рынке, используя для этого возможности своего ремесла.
Выбор изобразительного мотива для декорации сервиза также определяется стилистикой декора. Это сокращенная вариация классического сюжета «Восемь видов провинции Оми» с изображением озера Бива. Он появился в японском искусстве в начале 16 века, и с тех пор его разнообразные авторские трактовки встречались и в живописи, и в гравюре, и в украшении изделий прикладного искусства – чаще всего в художественных лаках. Виды озера Бива с разных точек обзора считались воплощением мияби – красоты благородной изысканности, достойной человека с утонченным вкусом, чувствительного к красоте природы, умеющего слагать стихи и окружать себя изящными вещами.
Образ летящих гусей и лунного диска на воде – своеобразное обозначение сезона. Это – осень, а созерцание осенней луны цукими входило в Японии в число ежегодных праздников, когда аристократы, самураи, горожане и даже крестьяне отправлялись в места, воспетые знаменитыми поэтами, чтобы из года в год открывать для себя красоту сияющей, расплывающейся в дымке или наполовину скрытой облаками луны.
По преданию, красота окрестностей озера Бива издревле служила источником вдохновения поэтов и людей, способных оценить прекрасное. Именно там однажды поздней осенью родился замысел великого произведения классической японской литературы – «Повести о блистательном принце Гэндзи», когда будущий автор, знаменитая поэтесса Мурасаки Сикибу (ок. 973 – 1014?), сидя на террасе храма Исияма-дэра, что приютился у скал на берегу озера Бива, увидела, как луна отражается в водной глади. Японцы говорят, будто тень всех пятидесятичетырех глав романа с тех пор плавает на водах озера.
Обращают на себя внимание высокое качество фарфора, высокий технологический уровень исполнения матовой черной эмали цуякэси-куро, а также мастерство живописца-декоратора.
Особенности маркировки, форма ёмкостей для жидкостей и сахарница – усеченный конус, а также модель вертикальных петлеобразных ручек свидетельствуют о том, что сервиз относится к продукции конца периода Мэйдзи (1868-1912) – началу периода Тайсё (1912-1926).

12.07.2016